Герой, реконструкция событий, визуализация

Разбираемся, как сделать историю, на примере расследования «7х7» о Сергее Коссиеве

В начале 2019 года расследование Глеба Ярового о бывшем начальнике сегежской колонии №7 Сергее Коссиеве «Деревенщина, “хозяин”, садист» получило премию «Редколлегия». Текст рассказывает и о самом начальнике, и о неформальных порядках в учреждении, и о том, что, несмотря на пытки в нём, руководителя за них так и не наказали. В материале много свидетельств очевидцев об их связях с Коссиевым, тюремном быте и негласной иерархии. На примере работы Глеба смотрим, что может сделать текст читабельным и убедительным.

Герой и его история

Текст в деталях описывает, как из добродушного провинциала, который любил улыбаться, герой превратился в садиста. Причём в буквальном смысле, а не образном — как кажется при первом появлении этого слова в публикации. Личное изменение героя даёт материалу структуру. И главное, в итоге получился рассказ не про ужасы системы, а про перевоплощение конкретного человека в конкретных условиях.

Погружение

Автор обратился ко всем, к кому можно: изучил следы главного и второстепенных героев в соцсетях, попытался поговорить с их друзьями и врагами. Исследовал формальные и неформальные корпоративные правила, повлиявшие на персонажей, и то, как эти правила менялись. В итоге видим неоднозначность всего происходящего, а вместе с этим — глубину проблемы. То есть ты по-прежнему думаешь: всё ужасно, — но при этом не понимаешь, а как бы ты поступил в таких обстоятельствах.

Реконструкция событий, а не убеждение читателя

Автор восстанавливает диалоги, случаи из жизни, атмосферу — ты погружаешься во всё этом и сам делаешь выводы. При этом Глеб не скрывает свою заинтересованность в деле Сергея Коссиева: он хочет, чтобы его наказали. Но это заинтересованность осталась за текстом.

Визуализация

Материал сопровождён схемами, которые показывают неформальные связи внутри учреждения. С одной стороны, они запутанные: на них много элементов. С другой — как раз о неразберихе рисунки, очевидно, и должны сказать читателю.

Есть интерактивная карта. На ней видно, где и что находится в колонии: вот — кабинет начальника, вот — свинарник, где пытали людей.

Не одна точка входа в материал

Журналист не стал пытаться уместить всё в один текст, а сделал из двух монологов, не вошедших в главную публикацию, отдельные материалы. В итоге есть три самостоятельные истории. И все работают на главную.

Забота о читателе

Любые термины, которые могут вызвать вопросы, объясняются во всплывающих вставках. Даже слово «отряд» (применительное к колонии), то есть автор по ходу повествования не увлёкся и не забывает, кому и что он рассказывает.

Четвёртый сектор

Блог независимой фриланс-команды “Четвёртый сектор”. Пишем о региональной журналистике в России, о журналистике в странах СНГ, разбираем тексты, делимся собственным опытом и советами от практиков, тестируем журналистские инструменты.

Михаил Данилович

Written by

Четвёртый сектор

Блог независимой фриланс-команды “Четвёртый сектор”. Пишем о региональной журналистике в России, о журналистике в странах СНГ, разбираем тексты, делимся собственным опытом и советами от практиков, тестируем журналистские инструменты.

Welcome to a place where words matter. On Medium, smart voices and original ideas take center stage - with no ads in sight. Watch
Follow all the topics you care about, and we’ll deliver the best stories for you to your homepage and inbox. Explore
Get unlimited access to the best stories on Medium — and support writers while you’re at it. Just $5/month. Upgrade