Виктор Сосновский: о наставничестве

Kris Glove
Siberian Aikido
Published in
11 min readNov 25, 2020

--

Опыт: более 30 лет, 6 дан Айкидо Айкикай, президент Сибирской Ассоциации Айкидо.
Додзё:
«Русь» (Новосибирск, Красный проспект, 163а).
Учитель:
Жерар Блез, 7 дан Айкидо Айкикай.

Что значит айкидо для Вас?

Я на этот вопрос отвечал лет тридцать назад и ответ для меня не изменился, только лучше стал понимать его: Айкидо — это инструмент для того, чтобы стать лучше, методика, с помощью которой мы можем лучше овладеть телом и разумом.

Начнём с того, что цель всех боевых искусств — уменьшить количество конфликтов. Из-за неправильного понимания боевых искусств у адептов сформировывается такое примитивное мнение, что боевые искусства — это поиск самого сильного, что это соревновательный процесс. Но в боевых искусствах нельзя назвать наставника тренером, потому что ученик не бойцовская собака, которую натаскивают на другую собаку.

Айкидо — это инструмент для того, чтобы стать лучше, методика, с помощью которой мы можем лучше овладеть телом и разумом.

Почему очень опасно развивать боевые искусства как спорт? Боевые искусства и спортивные единоборства — это массовые сегменты , в которые вовлечены более 5 миллионов человек (в России — прим. ред). Если будут заниматься 50 миллионов человек, и при этом наш мир станет лучше, то можно считать, что цель достигнута.

А если агрессивность будет возрастать, то значит люди не понимают зачем — для них это будет самореализацией в социуме через победы. Но сколько бы ты не побеждал других людей, всё равно рано или поздно ты проиграешь. Поэтому в айкидо настоящей или чистой победой называют победу над собой.

Как Вы начали заниматься айкидо?

В детстве не было большого разнообразия в видах спорта. Вообще разнообразия не было. У нас было очень популярным выражение «убить время». Было очень много свободного времени и был огромный недостаток информации — мы жили в другом мире. Поэтому мы были голодные до информации, ещё и страна была закрыта. Среда наша была уличная. В 1976 году у нас открыли спортзал: тогда я и пришел записаться в секцию бокса — меня не взяли, сказали, что ещё маленький. Попробовал записаться через год, тогда меня уже взяли. Начал заниматься боксом у именитых спортсменов не только потому что мальчик и чтобы постоять за себя, но и потому что было действительно интересно. В начале сентября пришло, как я помню, 60 человек, а через 4 месяца осталось только 18. Я прозанимался до 1983 года.

После поступления в институт я увидел, что есть занятия восточными боевыми искусствами. Тогда мы ещё не воспринимали восточные единоборства, но в те времена открылась страна и было интересно попробовать, что же это такое. Большинство населения нашей страны прошло через эту систему клубов. Мы занимались карате и джиу-джитсу. И как всегда делает первое поколение, мы считали, что соберём все лучшее из других стилей — самбо, карате и так далее и будем развивать что-то своё. Сейчас я могу сказать, что тогда мы из себя ничего не представляли, но судили очень безапеляционно и прямо. Только со временем поняли, что это сложившиеся готовые системы, созданные людьми, которые всю жизнь на это положили. И наш путь по созданию чего-то своего был в никуда.

Первые элементы айкидо мы привезли из Польши и стали использовать их с 1989 года. В октябре нашу группу разделили на 2 части: одна была джиу-джитсу, другая айкидо — этот момент мы считаем началом развития айкидо в Новосибирске. Но до тех пор, пока я не увидел людей, которые обладают свойствами, ради которых стоит заниматься боевыми искусствами, айкидо не представлялось для меня серьёзным инструментом — я думал, что это гимнастика. Наверное, многие люди, не столкнувшиеся с великими мастерами, так и сейчас думают.

В начале мы хотели создать сообщество единомышленников, но потом я понял, что смысла нет толкать это сообщество перед собой. Наставничество не может быть услугой — мы не стороны на переговорах. Наставничество, образование и медицина в целом не могут быть услугой. Наоборот: нужно своему учителю создать такие условия, когда ему будет хотеться учить.

Наставничество, образование и медицина в целом не могут быть услугой.

Фото Андрея Старкова.

Почему важен Учитель в Айкидо?

Важный принцип в боевых искусствах — взаимоотношения учителя и ученика. Если этого нет, тогда начинаются извращения. Если мы понимаем и приняли это, то, во-первых, нужно быть решительным, а во-вторых, принимать все вещи, которые даёт учитель. И для меня это было важно понять и выстроить правильные отношения, потому что мой учитель — француз.

С другой стороны, если человек много знает, это еще не значит, что его надо слушать. Мысли, которые учитель проводит, всегда скорректированы уже его учителем, поэтому его уровень, его свойства поддержаны и подтверждены. К сожалению, с некоторыми учениками видишься только на семинарах моего Учителя. Для ученика — это верх хамства, я считаю это недопустимым. Моя проблема как ученика, как я выстрою отношения со своим Учителем, чтобы нам было обоим комфортно. Я должен общаться, объяснять свою позицию, приглашать его. Тот человек, который непонятно взаимодействует со своим Учителем — как он в свою очередь может выучить нормального ученика? Чему он может научить — шагистике? Начинает сам решать, что вот это правильно, а вот это неправильно. Самое главное, что такой ученик перестает себя критиковать, вместо этого себя ставит в центр. Его идеи не верифицированы со стороны его наставника. Мне понравилась формулировка древнегреческого философа Плутарха, которую часто упоминал родоначальник карате в СССР Алексей Штурмин: «Ученик — это не сосуд, который надо наполнить, а факел, который надо зажечь».

Учитель самодостаточен — он предлагает, даёт шанс. Ученик, если его это устраивает, самое главное должен определиться, что он будет меняться. Очень важно понимать ученику, что обучение — это изменение. Способность учителя заключается в способности менять человека. Здесь мы должны понять, кто мы. Если мы в роли ученика, то тогда нужно это понять и принять. Тогда мы будем успешными учениками. Иначе получается, что говорим одно, а делаем другое: становимся оппонентами. Хикитсучи сенсей как-то сказал: если появится ученик, который мне себя полностью отдаст, то я его научу айкидо за 10 дней. Но таких нет, это ведь вопрос степени — или ты оппонент или человек, который на 100% захотел меняться. И если каждый ученик будет искать противоречия, то это уже подростковость: «Почему вчера было так, а сегодня так». Основное для ученика — это доверие. Почему многие великие учителя учат своих детей — потому что здесь доверие абсолютное.

Иногда ученики начинают задумываться, каким должен быть учитель. Да он уже есть! Со всеми своими плюсами и минусами: те люди, которые чего-то достигли, они в принципе не могут быть комфортными, потому что они сами себя сделали. Менять учителя не нужно. Известный украинский ведущий брал интервью у Михаила Ульянова и задал такой вопрос: «Театр перестал играть воспитательную роль, появилась система Станиславского, появились радио и телевидение. Туда ходит уже очень мало людей. А сейчас уходят те личности, на которых держался театр, как Товстоногов». А Ульянов ответил так: «Но это же не проблема Товстоногова». Я просто не знаю лучшего ответа, для себя не сформулировал. Его жизнь, его стремления создало в нём такого человека. И он же должен найти преемника, чтобы передать свой опыт? Ничего он не должен. Какой преемник, если нет его? Он ушел и это наша проблема, а не его. То есть он создал себя, создал какой-то продукт для нас и ещё чего-то должен? А мы должны сидеть в партере аплодировать и ничего не делать? Такого не бывает. Потому что надо прикладывать огромные усилия, чтобы стать таким же. Ну, театр же умрет. Умрет, и что? Поэтому, когда мы сожалеем о великих учителях — нечего сожалеть. Придут другие.

Фото Андрея Старкова.

Что самое сложное в Айкидо?

Быть решительным. Встать на этот путь и идти по нему. На самом деле очень легко идти. Но мой опыт показывает, что 9 из 10 учеников на самом деле идут пробуя, а не определяясь. С таким отношением сложно добиться успеха, потому что в любой момент есть желание спрыгнуть. Они не понимают, что в этих пробующих никто не хочет вкладываться.

Есть сказка про муху и мастера, где он пытается поймать палочками муху. Но у нас нет таких свойств, это невозможно. Мы не можем догнать гепарда или сразиться с мамонтом. Но появляются технологии. Например, заманить мамонта в яму. И мастер, который понял манеру реагирования, изучил это, он уже может это использовать. Поэтому одна из задач в боевых искусствах — изучение окружающего мира и способности создавать правильные ситуации, а не бесконечно реагировать на них.

У нас есть три принципа, которые оставил Основатель: не ждать, не смотреть, не открываться. Лучшей формулировки я ещё не встречал. Когда мы понимаем, что мы будем смотреть, то это значит мы будем искать цель, всегда будем реагировать вторыми. Если будем открыты — это не будет боевым искусством, потому что мы будем уязвимы. Если будем ждать, единственное, чего достигнем,—окажемся в условиях, когда мы будем реагировать на атаку, осуществляемую со скоростями в несколько раз привышающими скорость нашей реакции, мы никогда не сможем защититься. В этих рамках мы и ищем.

Не ждать, не смотреть, не открываться.

Часто, когда мы занимаемся с другим человеком, основную критику обращаем не на себя, а на партнёра. Но с оружием нам никто не мешает, кроме нас самих. Мы своими руками должны управлять бо или боккеном. Тогда мы начинаем понимать, насколько этот сложно. Начинаем самого себя видеть со стороны и оценивать, здесь самая большая сложность. Но в этом и заключается цель тренировки, когда мы знаем как делать, но у нас не получается. С этого момента начинается тренировка, потому что у нас прямая обратная связь с собой, а не с оппонентом, которого мы критикуем, что он не так жужжит, не так сидит и не так стоит.

О чем нужно задумываться, занимаясь Айкидо?

О том, что беспокоит. Прежде всего нужно понять, что нас беспокоит и почему мы беспокоимся. Наверное, потому что у нас не хвататет ощущения безопасности. Всё, что мы делаем в жизни — мы делаем для того, чтобы увеличить степень безопасности. Но это не комфорт, потому что это лишь малое проявление безопасности. Когда нам говорят, почему вы занимаетесь боевыми искусствами — послушайте, все люди занимаются боевым искусствами, потому что все хотят быть в безопасности.

К этому прийти можно, только тренеруясь с другим человеком и получая обратнуяю связь от него. Основатель оставил нам стратегическую схему: стойте как квадрат, входите как треугольник и двигайтесь как круг.

Стойте как квадрат, входите как треугольник и двигайтесь как круг.

Но очень трудно об этом говорить не на татами. Например, люди не понимают, что такое притягивание. Но как можно описать вкус киви? Мы как-то встретились в Ленинграде в давние времена с двумя бельгийцами, которые спросили меня: а ты ел киви? И они попытались объяснить мне вкус. Переругались друг с другом, потом пришли к выводу, что это смесь клубники с ананасом. А потом я попробовал. Вот мы занимаемся тем же — пытаемся объяснить, что такое притягивание с тем же успехом, с которым мне объясняли вкус киви. Получается эзотерика, которая ничего общего с этим свойством не имеет. На разном уровне притягивание имеет разный смысл — от физического аспекта до более тонких и интересных вещей, которые далеко не каждый мастер понимает.

Фото Андрея Старкова.

В чём заключается философия О-сенсея?

Открытие Основателя заключается в том, что он смог сформулировать какую-то законченную полную мысль. Закон Ньютона исполняется же при всех условиях? Другой вопрос используем мы его или нет. А был ли закон Ньютона до Ньютона? Конечно. Заслуга этих людей заключается в том, что они сформулировали его для нас. Где-то мы используем закона Ньютона, где-то Гука, где-то Джоуля. Они всего лишь нам смогли вербализовать это.

Я не учился у Основателя, но я учился у тех людей, которые его знали. Теми свойствами, которыми обладал Основатель, можно гордиться. Все хотели быть как он. Мы, к сожалению, имеем очень приблизительный перевод его слов, и когда пытаются перевести нашими философскими категорями его слова, то можно ошибиться при адаптации О-сенсея к западным философским течениям.

О-сенсей создал айкидо для того, чтобы объяснить, что боевые искусства предназначены не для того, чтобы дать кому-то в морду или быть самым крутым. Они предназначены для самосовершенствования и помощи в самореализации. Если для этих утилитарных целей их не будет, они умрут. Так же как и умерли школы владения каким-то конкретным оружием, например, шашкой или с копьём. Остались только те школы, которые помогают человеку развиваться.

Как совместить то, что мы делаем для себя c мотивировкой это делать для всех? Мы занимаемся собой, чтобы стать лучше, но для чего? Не для того, чтобы стать лучшим бойцом и покалечить гораздо большее количество людей. Мы должны стать лучше для того, чтобы мир стал лучше. Вот эта задача гармоничная, чтобы жизнь окружающих сделать лучше, здоровее, безопаснее.

Зачем людям всё это надо?

Зачем вообще люди нужны на планете? Людям это надо и вообще всё нужно, повторюсь, для того, чтобы реализовать три вещи — пища, территория и особь противоположного пола. Когда мы отстаиваем свои интересы — появляются конфликты. Существует три причины возникновения конфликтов всех живых существ. Все эти три причины являются реализацией безопасности. Есть такая наука — этология. Наука о поведении всех живых существ на планете, которая говорит о том, что поведение всё одинаковое абсолютно у всех живых существ.

И вся это программа абсолютно очевидна. Допустим у волков. Первое: они начинают удваиваться в объёме, и все звери так делают для того, чтобы показаться больше, чем они есть на самом деле. Потом начинают издавать звуки, которые должны шокировать и пугать. Ведь казалось бы конфликт — грызи. Зачем тебе это? Почему он хочет показаться больше, чем он есть? Потому что он хочет уйти от конфликта, он хочет уйти от столкновения. И все об этом думают. На самом деле это никому не нужно, потому что в конфликте проигрывают оба. И свистопляска одна и та же. Потом он начинает показывать орудие — клыки, когти. Потом он начинает двигаться. Для чего? Он хочет показать, что пытается найти место для атаки. И как только произошёл конфликт — чем больше особи, тем в большей степени это работает. Природа сама дала нам эти технологии, эти программы. Я хочу подчеркнуть, конфликты — это не охота. Это не волк-заяц, а волк-волк. Конфликты из-за территории, из-за пищи, чтобы продлить род и чтобы было больше безопасности. Побеждённый волк подставляет свою сонную артерию: пожалуйста, грызи, я сдался. И как только это происходит, тот волк, который победил — не может перегрызть. Не может.

Дальше начинается выход из конфликта. Первое: он начинает скулить. Не громко рычать, а скулить. Второе: он перестаёт двигаться. Он начинает открываться. Третье: он уменьшается в объёме. И так происходит выход из конфликта. Вот эти все поведенческие вещи давным давно прописаны. А чем меньше и низменнее животное, тем в большей степени оно агрессивно. Поэтому миссия боевых искусств заключается в другом. И рассказывать, и продвигать нужно другое. Не о том, что кто-то в каком-то весе победил — просто избил другого, лежачего человека. Ну и что? Для нашего общества это на самом деле ценность?

Что пожелаете своим ученикам?

Не только своим, но и в целом ученикам — стремиться менять себя. Для того, чтобы это сделать нужно быть большим оптимистом, не стоит заниматься самоедством. Не нужно быть учителем для себя, особенно это касается талантливых людей. «Вот у меня не получается, вот я плохой» — не надо делать эти выводы. Что касается нашей Ассоциации Айкидо, то мы желаем, и это наша основная задача, чтобы те люди, которые хотят совершенствоваться, хотят заниматься, получили такую возможность.

--

--