Время удивляться

Открываем Музей истории Пермского университета

В прошлом месяце меня в соцсетях добавил необычный “друг” под именем Campus Martius. Имя само по себе интригующее, но вот что еще любопытно: на Фейсбуке Кампус представился 24-летним гражданином Афин Клисфеном, а ВКонтакте ― университетским котом Марсиком. Раздвоение личности у персонажа нешуточное, должно быть, что-то очень суровое с ним случилось в жизни, если он наполовину ―древний грек, а на другую ― кот. Содержимое аккаунтов подробностей к психологическому портрету автора не добавляет: из них можно понять лишь, что Кампус родом из Музея истории Пермского университета и в соцсетях собирается рассказывать о музее и древнегреческой демократии.

Ну не парадокс ли?

Должна признаться, я терпеть не могу музеи. От одного названия на меня веет скукой. Что может быть более дурацкой идеей, чем устроить хранилище старых вещей? Они оказались в хранилище ― значит, они никому не нужны. История списала их. И все же, есть два музея, которые меня завораживают. Первым был музей истории школы, которому я отдала пять лет своей школьной жизни. Вторым стал Музей истории Пермского университета. Университетский музей куда более глубок, амбициозен, серьезен, чем школьный, там другая задумка и другие коллекции, и все же ― лично для меня они похожи. В моих глазах их сближает то, что оба они “оживлены”. Мне знакомы два совершенно разных “музейных” ощущения. Одно ― наблюдать, как потертые предметы рассказывают о прошлом, дают возможность живо ощутить присутствие времени, которое, кажется, напластовывается прямо здесь, в залах, на витринах, позволяет рассмотреть, осознать, прожить себя. Другое ― открыть музей как живой организм, у которого что-то ― только внутри, а что-то ― доступно глазу наблюдателя, который может вступить в коммуникацию и показать характер, музей, который выстроил своеобразные отношения с попавшими в него экспонатами. И это второе “музейное” ощущение заставляет меня испытывать к музею нечто вроде приятельства. Как-то само сложилось, что с Музеем истории университета у меня именно такие отношения.

Знаете, что, на мой взгляд, самое приятное в этом музее? Великолепный балкон. Он делает из громоздкого здания, полу-ночлежки, полу-

учебного корпуса, нечто публично-торжественное. На этом балконе невозможно быть маленьким, слабым человечком, он словно провоцирует тебя на большие поступки, громкие речи, достойную жизнь даже. Неловкие подражатели ему ― балконы на новом корпусе университета. Они вроде обозначены, как балконы, но им так недостает мощи старшего собрата!

К слову, есть один простой способ попасть на этот балкон и проверить свои ощущения. Расскажу о нём позже.

Внутри музея истории у меня отдельные эмоции вызывает античная и древнеегипетская коллекция. Как она вообще тут могла появиться, в Перми, в снегах, болотах? Город, который только своей промышленностью известен, стал местом сохранения античных ценностей. Целый музей древностей и изящных искусств, непременная часть императорского университета, появился здесь в сложное, путаное время, годы Первой мировой войны и революции. Он был собран из частных музеев и коллекций: часовых дел мастера Аарона Эльтермана, помещика Ивана Суручана, генерал-майора Александра Пальникова, статского советника, историка Владимира Святловского, а также Императорской Археологической комиссии и университетских профессоров. История расставит все на свои места, Пермский Университет окажется первым советским, и меценатские коллекции не пропадут, войдут в состав другого музея ― Музея истории университета. Собранная коллекция поможет студентам изучать былое, а университету стать центром антиковедения на Урале. Не раз античные и древнеегипетские ценности будут кочевать по разным зданиям и учреждениям, пока в 1982 году не вернутся, несколько поредевшими рядами, в классический университет, где задержатся на долгие годы. И вот ― статуэтки, амулеты, вазы, датируемые первыми годами нашей эры и ранее, к услугам любопытных и не очень студентов нового столетия.

Открытие выставки «М.В. Ломоносов и университетское образование в Санкт-Петербурге XVIII в.»

Столетие новое ― и идеи новые. В последние годы музей ведет себя все более и более раскованно. В его работе делается акцент на гражданственности и публичности ― ценностях одновременно античных, как уникальная коллекция, и университетских. Строгий Клисфен и легкомысленный кот Марсик, которые так впечатлили меня активностью в социальных сетях, делают именно это: рассказывают о коллекции и исторических эпохах, которым она принадлежит. Эти два персонажа стали героями проекта «Campus Martius, или Как стать гражданином Пермского университета». Как поясняет директор музея Мария Ромашова, Campus Martius дословно переводится как «Марсово поле», это место проведения публичных собраний в древнем Риме. Другая часть того же проекта касается пространственной организации корпуса; в фойе перед музеем создается пространство, удобное для отдыха, самообразования, проведения мини-занятий, выставок. Увидеть это и опробовать на себе может каждый, кто заходит в исторический мешковский корпус университета.

Работая с пространством, музей движется в тренде всего университета, который сегодня пересматривает свои отношения с городом; подобно тому как сто лет назад жители Перми осознали потребность в университете и выделили на его создание ресурсы, сегодня обитатели университетского кампуса выделяют часть своих сил на город, его украшение, просвещение, преобразование. Университет называет себя общегородской точкой притяжения, формует из разрозненных выпускников сообщество и заботится о собственном эндаументе ― формировании независимого целевого капитала за счет благотворительных взносов. В текущие полгода, с мая по декабрь 2016, музей университета совместно с эндаумент-фондом реализует программу под лозунгом «Открой музей».

Логотип проекта

Задача программы «Открой музей», с одной стороны, аккумулировать все взносы в эндаумент на развитие музея, а точнее ― на оцифровку коллекции древностей; с другой стороны ― сформировать лояльность и создать сообщество друзей университета. В этой работе эндаумент для музея ― это механизм финансовой поддержки, а музей для эндаумента ― эмоциональный повод объединиться вокруг университета, немного поностальгировать, вспомнить об однокурсниках, старой дружбе, приятных встречах. А для отдельных мечтателей, вроде меня, — повод “оживить“ музей и даже стать его приятелем. Тут уместно вспомнить о музейном балконе: взглянуть на него “изнутри” можно во время индивидуальной экскурсии или во время чаепития в музее. И то, и другое ― подарок от музея для меценатов. Право, это повод сделать вклад!

Светлана Титова

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.