«Дайте мне что-нибудь почитать»

Интервью Степана Дроздова о первой исследовательской работе, студенческой науке и разобщённости.

Фото: Страница Степана «ВКонтакте»

Этим материалом мы открываем цикл интервью со студентами-исследователями нашего факультета. Каждый из них имеет свою историю начала научной деятельности, у каждого ― своё отношение к студенческой науке и к исследовательской среде на факультете. Для нас, Студенческого научного общества, важно услышать их голоса, чтобы лучше видеть цель существования нашего общества. Для вас ― это возможность познакомиться со студентами-исследователями, описывающими часть своей текущей научной жизни.

Сегодня мы поговорили со Степаном Дроздовым ― студентом-историком 3-го курса, одним из инициаторов создания Безымянного кружка религиоведения при Пермском научном центре, организатором мероприятий Студенческого научного общества.


- Чем ты интересуешься как исследователь?

- Меня интересует религиоведение как смежная с историей дисциплина. А внутри самого религиоведения меня больше всего интересует “новая религиозность” и новые религиозные движения. Так же мои интересы связаны с современной мифологией и с её проявлениями в сознании современного человека.

- Перед тем как начать заниматься своим первым исследованием, ты выбирал между какими-то областями или сразу пошёл в религиоведение? У тебя были какие-то мысли насчет других направлений?

- Да. Когда я шёл на истфак, я был практически на 100 % уверен, что буду заниматься наполеоникой, историей наполеоновских войн. Потому что у меня был особый интерес, и, в принципе, он до сих пор есть, к периоду наполеоновских войн.

Ещё меня интересовал католицизм. Вообще меня интересовала религия как часть культуры. А так как я в принципе больше интересуюсь европейской культурой, то думал, что когда-нибудь возьмусь за католицизм. Эта мысль, наверное, у меня возникла тогда, когда я увидел в учебном плане курс «История мировых религий» и подумал “вот, наверное будет клёво”. Потому что когда ты приходишь на первый курс, до наполеоники ещё ого-го как долго, а религии ― вот они, они сейчас будут.

- И дальше уже знакомство с преподавателем курса, Светланой Владимировной Рязановой…

- Не конкретно, конечно, знакомство, а сами её пары, её манера преподавания и её курс ― всё это, безусловно, привело меня к пониманию того, что хочу заниматься именно религиоведением. Что именно это, пожалуй, будет моим научный интересом, а не Наполеон. Мы в учебном курсе до него до сих пор и не дошли, в общем-то. Да и специалистов по наполеонике у нас на факультете, насколько я знаю, нет.

- А Светлана Владимировна есть.

- А Светлана Владимировна специалист по религиоведению, причём именно по современной религиозности.

- И ты написал работу о современной религии ― о джедаизме. Почему не про католицизм?

- Помимо того, что я был и есть фанат Звёздных войн, опять же в рамках курса Истории мировых религий у нас был семинар по современным религиозным течениям, и как раз там я сделал, по моему мнению, неплохой доклад про то, что вообще такое джедаизм. Но в рамках доклада обычно необходимо просто рассказать людям, что это такое, но тебе-то, как докладчику, это и так известно. А хочется развития темы, хочется большего, чем просто рассказать людям о том, что такое явление есть. Хочется исследовать его глубже. И вот так получается уже интерес научный, переходящий в научную работу.

- Был только горячий интерес к теме или что-то ещё мотивировало тебя выступить на конференции?

- В данном случае для меня таким пинком-толчком послужил сам факт этой конференции (Art of Science 2015 авт.).

Логотип конференции

Мне где-то попалось интервью, или я где-то прочитал… В общем, там была такая фраза ― “Публикуйся или сдохнешь”, как принцип современного научного мира. И я понял, что нужно публиковаться. И раз есть шанс опубликоваться, значит нужно опубликоваться, то есть нужно что-то написать.

- Как ты начал искать информацию для своей первой исследовательской работы?

- Просто начал искать источники, которые мне подходят. Тут играет большую роль то, что ты в университете. Осознание того, что Википедию копировать не стоит, что ты больше не в школе. Про оформление работы всё было написано в информационном письме конференции. Обычно в них это описывается, а если нет, то всегда можно задать вопрос организаторам.

- Никакой дополнительной подготовки извне не было?

- Я не помню, чтобы нам кто-то отдельно объяснял, как искать материал и оформлять его. Вот мои одногруппники сейчас очень много занимаются темой оформления работ на спецсеминаре Галины Александровны Янковской.

- Этот семинар начался только на третьем курсе?

- Да.

- Это поздно.

- В этом смысле, конечно, в моём понимании, большой провал, что нет курсовых на втором курсе, потому что студентов нужно учить тому, как делать научное исследование.

- По-моему, провал ещё глубже, потому что на первом курсе тоже надо бы писать.

- Ну чёрт его знает.

- Я к этой мысли пришел после нашего мероприятия* с Валерией Уманец, на котором она говорила, что начинать писать даже на втором курсе, как политологи, это уже очень поздно. Ты два года проучился в университете и у тебя есть только одна курсовая. А с историками, ну, с историками это, конечно, полный провал.

- Мы пишем две курсовые в год на третьем курсе. Очень странная система…

- Как ты оценишь студенческую научную среду на факультете?

- Ох.

- Отличный ответ.

- Весьма неоднородная среда, разобщенная, потому что Студенческое научное общество, например, вещь добровольная и много студентов-исследователей почему-то не идёт в СНО. Хотя они где-то занимаются наукой, где-то публикуются. Но для них это именно индивидуалистический подход. Я опубликовался, я молодец, и ладно. И причём я знаю, что, в принципе, много студентов ездят на какие-то конференции, выигрывают какие-то гранты, но они всё это делают так негромко, не заявляя об этом никуда. Занимаются себе тихонечко наукой. На мой взгляд, эта тишина частично мешает другим студентам начать заниматься научной работой.

Университетская среда в целом стимулирует к этому. Учёба показывает тебе спектр возможностей того, чем ты можешь заниматься. Ты узнаёшь про источниковедение, культурологию, экономику. Что-то западет в душу и бах! ― ты пишешь исследование по источниковедению. И тебе это преподает человек, который работает тут же на кафедре. Ты понимаешь, что если тебе интересно то, что он сейчас рассказывает, значит, в принципе, этот человек может потом стать твоим научным руководителем. И ты можешь просто подойти к нему и сказать: “Мне очень интересно то, о чём вы рассказываете. Дайте мне что-нибудь почитать. Предложите мне что-нибудь почитать”.

Когда тебе нравится какой-то курс и он заканчивается, то у тебя возникает чувство “В смысле? Как? И всё? Я хочу ещё! Я хочу ещё заниматься. Я хочу ещё узнать по этой теме, потому что это моя тема”. И вот так, мне кажется, начинается научная работа. Именно так возник наш кружок религиоведения в Пермском научном центре, где мы собирались и собираемся по сей день.

- И будете собираться.

- И будем собираться, дай нам бог.

- Какой из них?

- На усмотрение наших читателей.

- Ты сказал про разобщенность на факультете, про незаметную студенческую науку. Тебе не кажется, что здесь есть вина Студенческого научного общества, которое не формирует вокруг себя “студенческое общество”?

- Возможно, но я всё-таки считаю, что студенты сами должны идти навстречу.

- На мой взгляд, именно нам, СНО, нужно это изменить. Уменьшить эту разобщенность не только между студентами, но и между активными силами на факультете. Всё полезное делать гораздо более сплочённо, а не разобщенно.

- Да, и это, наверное, должно привлечь новых людей, которые помогли бы улучшить среду на факультете, которая создаётся для студентов-исследователей.

- Тебе не кажется, что на ИПФ есть некоторые проблемы с общей открытостью для студентов? Тех же кафедр, например.

- Да. Возможно потому что презентации кафедр начинаются тогда, когда приходит время выбирать специализацию. А вот до этого случаев самопрезентации кафедр я не помню. Однако, к примеру, Лаборатория исторической и политической информатики всегда себя самопрезентует. Это, наверное, связано с тем, что преподавателей из Лаборатории студенты одними из первых встречают на парах.

- Преподавателей с других кафедр они тоже встречают на первом курсе.

- Да, но они менее, на мой взгляд, заинтересованы что ли в самопрезентации… Я всё-таки считаю, что хорошо бы было делать презентацию кафедр.

- Иначе Лаборатория заберёт себе всех активных студентов.

- Это не плохо.

- Это совсем неплохо.

Аватар группы Лаборатории исторической и политической информатики «ВКонтакте»

- Всё-таки хотелось бы, чтобы студенты факультета занимались исследованиями во всех возможных областях. К примеру сейчас, насколько я знаю, очень мало студентов интересуется и занимается в рамках факультета историей античности.

- На нашей весенней конференции** не было ни одного доклада по античности.

- И на прошлогодней Art of Science*** не было ни одного. На этом фоне, конечно, выделяются гендерные исследования, благодаря деятельности Дарьи Борисовны Вершининой. Её научная активность, её гражданская позиция, на мой взгляд, стимулируют людей идти заниматься гендерными исследованиями и это, по-моему, очень хорошо. Потому что, в моём понимании, преподаватель так и должен себя вести, должен, грубо говоря, вдохновлять студентов на научную деятельность. И Дарья Борисовна в этом случае, мне кажется, очень яркий пример. И спасибо ей за это.

- Что ты посоветуешь тем, что собирается взяться за своё первое исследование?

- Я бы посоветовал начинать заниматься научной работой с небольшого исследования и с местных конференций. Ещё, даже в первую очередь, не бояться своего научного руководителя. И даже своего будущего научного руководителя, потому что самый главный страх ― это к нему подойти. “А вдруг он меня куда подальше пошлёт?” ― думаешь ты. Но, разумеется, он тебя никуда не пошлёт, если ты будешь вежлив. Не боятся научного руководителя, не бояться выступать со своей работой, не бояться спросить что-то у знающих людей: у старшекурсников, на кафедре, или у ребят из СНО. Вот так. Главное ―не бояться. Ничего.

Константин Заворохин


* «Как поступить в Оксфорд?» (6 сентября) ― встреча с выпускницей ИПФ Валерией Уманец (бакалавр политологии), в этом году поступившей на магистратуру Окфордкского университета.

** «Апрельские тезисы 2016» (4–5 апреля) ― межвузовская студенческая конференция, организуемая Студенческим научным обществом ИПФ.

*** «Art of Science 2015» (4 декабря) ― межвузовская студенческая гуманитарная научно-практическая конференци.