Что такое «живые психологические инструменты»?

Жизнь — это самое большое второе чудо во Вселенной (первое чудо — это само существование Вселенной). Интуитивно мы легко отделяем живое от неживого, но жизни очень трудно дать определение. Однако в общем ясно, что живое отличается от неживого активным выбором реакций и приспособлением к среде, а также способностью к самоорганизации.

Выживание в сложной — разнообразной и изменчивой — среде требует эффективного управления собственными действиями. И чем сложнее организм, тем сложнее и его управляющая система. У самых сложных организмов на нашей планете (например, нас с вами как высших млекопитающих — с точки зрения биологии) такой управляющей системой является психика. По сути, психика — это инструмент моделирования окружающего мира для приспособления к этому миру и эффективных действий в нем.

Уникальность нашей психике обеспечивает наличие в ней сознания — способности человека воспринимать содержание своей собственной психики и управлять ею. Механизмом сознания является рефлексия — то есть самоотражение психики (от латинского reflex — «отражение»). В свою очередь, рефлексия есть проявление важнейшего вселенского механизма — рекурсии, который проявляется в любых процессах изменения и эволюции. Латинское слово recurrentis означает «возвращающийся» и впервые этот термин нашел свое применение в математике. Рекурсивной является последовательность элементов, в которой каждый последующий элемент образован преобразованием предыдущего (или ближайших предыдущих) по определенному правилу.

Самой знаменитой рекурсивной последовательностью является числовой ряд Фибоначчи, названный так по прозвищу итальянского математика XII века Леонардо Пизанского («filius Bonacci» — «сын Боначчи») и который включает следующие числа: 0, 1, 1, 2, 3, 5, 8, 13, 21, 34 и т.д. — где каждый элемент (начиная с третьего) образован суммой двух предыдущих. Этот числовой ряд знаменит тем, что образуемая им в классической системе координат спираль обнаруживается во многих явлениях живой природы — раковинах моллюсков, расположении семян в подсолнухе, строении шишек, веток на стволе дерева, паутине и т.д. Это значит, что жизнь в самой своей основе рекурсивна и это проявляется не только в конкретных объектах, но и в самом ее процессе «смооборачивания» — развития каждого этапа на основе преобразования предыдущего.

Многие исследователи в ХХ веке отмечали рекурсивный характер связи человека и мира. Например, философ и психолог С.Л. Рубинштейн в работе «Бытие и сознание» еще в 1950 годы отметил, что сознание играет в мироздании важную роль, находясь с ним в отношениях круговой причинности. С одной стороны сознание формируется миром, с другой — сознательная деятельность человека преобразует этот мир. Человек как бы «взрывает» существующую структуру своим вмешательством, своей деятельностью, которая творит из имеющегося материала новую структуру. Это и есть сущность творчества и так создаются не только книги, музыка или картины, но и фирмы, политические партии или собственные карьеры людей.

Подобного же взгляда на рекурсивную взаимосвязь человека и мира придерживался и основатель теории деятельности психолог А.Н. Леонтьев. Вслед за своим учителем Л.С. Выготским, он также подчеркивал важную роль орудия в человеческой деятельности. Орудие является посредником во взаимосвязях человека и мира, выступая инструментом (от латинского instrumentum — «орудие») человеческого творчества. Человек — это единственное существо, которое не только создает инструменты (многие виды животных и птиц используют камни и ветки в своих целях), но хранит и совершенствует их, передавая технологии из поколения в поколение.

Человеческие инструменты пока не обладают способностью к саморазвитию, как это присуще самому человеку как живому существу. Но развитие техники прямо на наших глазах идет именно в этом направлении. Фантастические романы и фильмы полны историй на тему «бунта машин», которые стали разумными, самовоспроизводящимися и саморазвивающимися и захотели избавиться от власти человека или поработить своего создателя. Однако до этого еще очень далеко и пугаться такого голливудского сценария не следует. Вместо этого нам следует лучше понимать, как придать человеческим инструментам свойства живого, не приходя к разрушительным для себя последствиям.

Если основным свойством живой материи является развитие в рекурсивной (кольцевой и взаимно-преобразующей) взаимосвязи со средой, то этот принцип и должен лежать в основе «живых инструментов». Такие инструменты должны быть не просто проекциями функций человека, но отражать его способность рекурсивного изменения во взаимодействии со средой. Это значит, что инструмент должен содержать в себе алгоритм саморазвития, самообучения в ходе получения ответа среды на его воздействия. В данном случае в качестве этой «среды» выступает сам человек, который взаимодействует с данным инструментом.

В механических инструментах такое саморазвитие осуществить почти невозможно, поскольку перестроить жесткую структуру технического устройства «на ходу» очень сложно даже при наличии вмешательства внешних наладчиков. Тем более трудно себе представить утюг или токарный станок, которые совершенствуют сами себя: «трансформеры» существуют только в кино! Другое дело — компьютерные программы, которые уже обладают способностью самообучения, а значит — самоперестройки. Это характерно именно для нейросетевых программ, построенных «по образу и подобию» процесса обучения человеческого мозга.

Известно, что мозг новорожденного имеет мало связей между нейронами, но они лавинообразно нарастают к шести годам. В дальнейшем обучения мозга происходит путем закрепления полезных связей и уничтожения ненужных — с помощью отмирания значительной части нервных клеток. Поэтому у взрослого человека меньше нейронов, чем у ребенка, но его мозг организован гораздо более системно и эффективно. И это потому, что наш мозг обладает способностью к обучению и развитию, что программисты и стараются воспроизвести в самообучающихся компьютерных программах.

Своеобразный парадокс представляют в этом отношении инструменты психологического исследования. Будучи, по сути, информационными инструментами (как и компьютерные программы), психологические тесты нередко существуют как материальный инструмент (топор или лопата), никак не отвечая на изменения среды. Повторные их адаптации к изменившимся условиям (а многие тесты интеллекта созданы еще в начале ХХ века!) чаще всего не решают саму проблему. Нужна смена самого алгоритма создания и действия инструментов психологического исследования.

Традиционный метод разработки психодиагностических тестов заключается в использовании статистической обработки больших массивов данных и выработке на этой основе шкалы для оценки результатов каждого человека. Такой массовый подход стирает все индивидуальные особенности обследуемого человека. Американский психолог У.Стефенсон разработал специальную качественную методологию обработки психологических данных, которая нацелена на сохранение этих индивидуальных особенностей человека.

Кроме того, необходимо обеспечить настраиваемость не только механизмов обработки, но и самого набора тестовых материалов (вопросов, заданий) на конкретного человека и постоянное совершенствование всего инструмента целиком. Это предполагает непрерывное совершенствование алгоритма обработки диагностических данных с учетом поступления новых результатов.

Чтобы исследовать любой объект по-настоящему глубоко, надо сжиться с ним, уподобиться ему, как это с древности практиковали индийские йоги. Построенные на рекурсивной основе инструменты психологического исследования и диагностики будут соприродны человеку, поскольку станут самосовершенствующимися и гибкими, как все живое. Живые психологические инструменты — это самая естественная, соответствующая природе самой жизни и самого человека форма изучения его психики.

В современных условиях создание такого инструментария не только возможно, но и необходимо. Вызовы нарастающих темпов информационной революции диктуют нам необходимость возрастания скорости и точности действий. Сейчас, как никогда, для каждого человека и для каждой социальной группы актуален девиз: «Кто не успел — тот опоздал»! Именно сочетание скорости и точности характеризуют действия живых существ. Следовательно, именно это сочетание следует воспроизводить в будущей технике, в том числе и прежде всего — в технике психологического исследования. И тогда это будут живые развивающиеся психологические инструменты!

И работа над ними уже ведется — добро пожаловать на сайт Tesselogy!