В Интернете нужно не только запрещать, но и “сеять”

Один из людей, которых стоял у истоков инфраструктуры Рунета, ученый и замминистра связи в 2008–2010 Алексей Солдатов рассказывает в интервью порталу Russia2035 о том, как менялось отношение государства к Рунету, о возможности китайской модели в России и о том, как можно “по-умному” управлять Рунетом.

Алексей Анатольевич, как появился интернет в России?

Интернет пришел в нашу страну как частный бизнес. Конечно, мы в то время плохо понимали, что такое “частный бизнес”, но инициатива шла точно не от государства. У государства в то время своих забот хватало. Мы пытались объяснить, почему интернет — это важно, но власти относились к нему без интереса (кстати, в СССР электронная почта начала функционировать в 1990 году).

Только через несколько лет была открыта госпрограмма, которая поддерживала специальную сеть для науки и образования. Все остальное воспринималось как нечто не заслуживающее внимания, как игрушки. На совете в Минсвязи в 1994 году, когда я стал рассказывать о том, что есть такая сеть — интернет, меня спросили: “А сколько в вашей сети тонно-километров?” Такое было понимание.

В результате государство сказало нам: надоели, живите как хотите. И так продолжалось до декабря 1999 года, когда прошла знаменитая в узких кругах встреча интернет-общественности с премьер-министром Владимиром Путиным. Тогда государство впервые оказало интернету внимание не как сугубо научной сети. По результатам встречи резко выросла роль общественности в решении вопросов, связанных с интернетом — все проекты государственных решений в этой сфере подлежали публичному обсуждению.

В области интернета государство сделало одну великую вещь — профинансировало интернетизацию школ, и одну хорошую — начало строительство сети для науки и образования; жалко, правда, что не продолжает.

Много говорят о распределении доменных имен…

Основное внимание наше государство, и не только наше, долгое время уделяло теме “руководства” доменом .RU. Почему-то считается, что тот, кто обслуживает сохранность и возможность использования доменных имен, тот и управляет интернетом.

По этой логике можно предположить, что контора, которая регистрирует названия улиц и нумерацию домов, управляет Москвой.

Раньше домены были хотя бы структурированы по странам, но сегодня и эта практика сходит на нет. Появляется все больше доменов, которые не имеют никакого отношения к отдельным государствам, например, домен организации путешественников .TRAVEL или домен .ДЕТИ

12 апреля 2012 года “Корпорация по управлению доменными именами и IP-адресами” (ICANN) начала приём заявок на новые доменные зоны. Среди них названия брендов, организаций или общие термины, такие как .lol, .blog, .book, .dog, .hotel, .law, .world

Их уже регистрирует главный в мире доменный регистратор, организация ICANN, которая выдвигает определенный список требований, чтобы не отдавать домен первому встречному, но ничего по факту не контролирует.

Наверное, государству просто очень хочется управлять — только вот надо найти чем. Вот и ищут не там, где пропало, а там, где фонарь есть.

Если не через доменные имена, то как можно управлять интернетом?

Самый простой способ чем-нибудь управлять — это постоянно придумывать новые запреты. Это гораздо легче, чем предлагать реальные решения. Да, в интернете есть плохие вещи. Как сказал один мой знакомый, его под себя сделали интеллигентные ученые, а потом пришли остальные и всё загадили.

Понятно, что когда в поле растет сорняк — это плохо. А что вы сделали, чтобы там выросло что-нибудь, кроме сорняка? Я пытался протянуть эту мысль во власть: нужно не только корчевать, но и сеять. Все за, но никто не пошевелился, только сейчас начинают делать какой-то интересный контент.

Я лично “раздраконил” несколько законов об Интернете и горжусь этим. Я считаю, что закон о технологии — бессмысленная вещь. Закон должен регулировать отношения между физическими лицами, юридическими лицами, государством. Но как можно написать закон, скажем, об электричестве? То есть можно, конечно, но это будет уже закон о технике безопасности. Понятно, что и лопатой можно убить, и что теперь — закон о лопате делать? Но это беда всего мира, не только России.

Управлять интернетом надо через инвестиции, хороший контент и общественные обсуждения. Это будет результативное управление интернетом.

Почему-то считается, что лучше всего, когда у нас есть один совет или даже эксперт по интернету — зачем нужно два или три, они же будут спорить, нужно будет разбираться.

Сегодня так и есть — все ответы шлепает один человек, а нам нужно множество мнений. Подвергать проблемы общественному обсуждению, причем с помощью конкурирующих контор. Назначать кого-нибудь самым умным тут не получится.

Возможно ли создать в России систему закрытого интернета, как в Китае?

На сегодняшний день интернет все еще находится на стадии освоения — все им пользуются, но далеко не все представляют, как он работает. В последнее время активно используется термин “национальный сегмент сети Интернет”. Для меня это как сказать “тангенс икс синего цвета” — полная бессмыслица. И появляются какие-то элементы критической инфраструктуры этого сегмента, организации, которые управляют этим сегментом. Я понимаю, какие у атомной электростанции могут быть критические элементы — один механизм выйдет из строя, и будет очень плохо. Но интернет так устроен, что в нем все дублируется. Если вы набираете IBM.com, то необязательно попадаете в США, вас просто перекидывает на ближайший прокси-сервер. Если вдруг грохнется американский DNS — ну и ничего, бывает, все продублировано сотни раз.

Построить в России замкнутый интернет наподобие китайского технически вполне возможно, но это стоит огромных денег — наше государство никогда их не выделит.

Кроме того, будет большой шум, я думаю, общественность просто не даст этому случиться. Тем более, власть сама нам говорила, что китайским путем мы не пойдем.

Давайте поговорим о новых технологиях. Например, про распространение искусственного интеллекта…

На мой взгляд, то, что мы называем искусственным интеллектом — это просто плохой перевод. У человека есть способность думать, анализировать. Но сегодня компьютеры выдают тебе то, что ты в них заложишь, нового они не изобретут. Как инструмент аналитики, поиска информации, расчетов и прогнозов — это отличное решение, но трудно назвать это “интеллектом”.

Когда был бум Интернета, хорошо продавалась слово “Интернет”. Microsoft тогда сказали, что они — интернет-компания. Потом случился кризис. Первыми грохнулись контент-компании, мелкие операторы, потом Cisco. Люди стали искать, чего бы еще продать — появились “интранет” и “экстранет”. Попродавали — не получилось. Потом было слово “грид”, но тут перемудрили, уж больно сложная штука. Сейчас на каждом шагу продается “облако”, люди по-прежнему платят за слово. Виртуальная реальность, искусственный интеллект — тоже слова, которые кто-то пытается продавать. Нужно относится к этому внимательно и скептически.

Как Вы видите будущее IT-технологий?

У меня есть ощущение, что бешеный рост IT-компаний должен закончиться. Facebook и прочие растут сегодня очень сильно, но я думаю, что в будущем они немного замедлятся. Всё делается для человека, но у нас же есть ограничения восприятия — бесконечно смотреть кино, читать книги или слушать музыку мы не можем. Ясное дело, что компании будут играть на качестве, оно будет расти. Но и тут есть предел: 10 тысяч точек на экране глаз уже не различает, поэтому рынок рано или поздно насытится.

Вторая достаточно серьезная вещь — это интернет вещей. Сильного улучшения нашей жизни оттого, что кофеварка будет сама включаться, когда вы к ней подойдете, наверное, не произойдет. Но это будет.

Жизнь в будущем будет все более интернациональной, круг нашего общения — на порядок шире. Если раньше были границы, потом в государствах появились пятна в виде аэродромов, а сейчас граница проходит уже тут, в наших девайсах.

Все больше рутинных функций будет ложиться на Интернет, в том числе на интернет вещей. Часть этих функций будет отлегать от человека. В связи с этим может произойти качественный всплеск экономической жизни — когда нужно делать меньше рутинных вещей, остается время на то, чтобы подумать о смысле жизни.

Но все это станет возможным только в том случае, если мы будем вкладывать деньги не в слова, а в информационные технологии управления реальными производственными процессами.

Беседовал Евгений Хан

Источник: http://www.russia2035.ru/works/soldatov-interview/