Битва титанов капитализма: AppleVS Google

Перевод выполнен Даной Габидуллиной.
Apple VS Google

В то время как все внимание нацелено на выявление следующего великого стартапа, событием, определяющим развитие технологической индустрии в последнем десятилетии стало восхождение Apple и Google. C точки зрения наращивания капитала это ни с чем несравнимо. Восемь лет назад ни одна из компаний не входила даже в топ-10 самых дорогих компаний в мире, а их общая рыночная стоимость была менее $300 млрд. Сейчас Apple и Alphabet (материнская компания Google) стали двумя самыми дорогими компаниями с общей рыночной капитализацией более $1,3 трлн. И все чаще и чаще эти два гиганта начинают сталкиваться на многих рынках, начиная от домашних аудиоустройств и до, если верить слухам, автомобилей.

Apple

Но самое большое столкновение Apple и Google мало заметно. Эти компании приняли совершенно разные подходы по отношению к акционерам и своему будущему, одна — соглашаясь с требованиями инвесторов, а другая — сохраняя власть в руках учредителей и руководителей. Эти конкурирующие между собой подходы касаются чего-то гораздо большего, нежели просто двух важнейших компаний мира, они воплощают две альтернативные модели капитализма, и победитель будет формировать будущее всей экономики.

Весной 2012 года, Тони Сакконаги, уважаемый биржевой аналитик, опубликовал отчет, посвященный радикальному шагу для Apple. Он, наряду с другими аналитиками, неоднократно подталкивал генерального директора Apple Тима Кука рассмотреть вопрос о выплате части прибыли компании, которая к концу 2011 года приблизились уже к $100 млрд, акционерам. Кук, а до него и Стив Джобс сопротивлялись подобным призывам, чтобы компания, по словам Джобса, “держала порох сухим” и извлекала выгоду от “лучших стратегических возможностей в будущем”.

Но была и другая причина, по которой Apple не так легко рассталась с этими деньгами: большая их часть находилась в Ирландии, из-за того, что Apple Operatons International случайно была создана именно там в 1980 году. С тех пор подавляющее большинство неамериканских доходов Apple находилось в этой стране, и использование этих денег означало бы выплату значительных налогов в казну США, в связи с возвращением денег на родину. Сакконаги предложил довольно смелую идею: Apple нужно занять $100 млрд, и выплатить эти деньги акционерам в форме дивидендов и выкупа акций. Необычный характер этого предложения приковал внимание финансистов и был на руку Сакконаги, усиливая давление на Кука. Через неделю Apple сдалась и озвучила планы о выплате дивидендов.

Результаты отчета Сакконаги не остались незамеченными и в Силиконовой долине, и Google откликнулась тремя неделями позднее. В то время структура акций, которую компания построила в 2004 году, став публичной, стала хрупкой. Оригинальный договор позволил учредителям Google поддерживать контроль над компанией, даже если их доля собственности сокращалась по мере выпуска большего количества акций. Явно предполагалось, что эта структура «защитит Google от внешнего давления и соблазна пожертвовать будущими возможностями для удовлетворения краткосрочных потребностей».

Но к моменту объявления Apple о выплате дивидендов в марте 2012 года эта стена защиты от внешнего влияния был разрушена, поскольку основатели Google продолжали продавать акции, а сотрудники выпускали их в своих компенсационных пакетах. Спустя несколько недель после уступки Apple акционерам основатели Google анонсировали новую структуру акций, которая защитит их от аналогичной ситуации: сила голоса акций учредителей была увеличена в 10 раз по сравнению с обычными акциями, гарантируя, власть руководства в выборе стратегии компании на долгие годы вперед и утверждая, что Google, по словам учредителей, « была создан для успешного развития на десятилетия вперед».

Структура компании Alphabet

То, что произошло с Google и Apple в результате этих событий, стало определяющим вектором развития капитализма начала XXI века. Решение Apple в 2012 году начать выплачивать дивиденды не насытило акционеров — это вызвало еще более масштабное восстание. Некоторые хедж-фонды начали запрашивать гораздо большие выплаты, причем некоторые из них подавали иски на Apple и даже предлагали «iPrief» — новый тип акций, который позволил бы Apple выплачивать баснословные дивиденды, дабы не облагаться высокими налогами. В 2013 и 2014 годах Apple повысила свои обязательства по выплатам акционерам.

С 2013 по март 2017 года компания выплатила $200 млрд в качестве дивидендов и выкупов — сумма, эквивалентная, согласно базе данных S&P’s Capital IQ, около 72% их операционного денежного потока (распространенный показатель производительности, связанный с генерацией денежных средств, а не приростом прибыли ) за этот период. И для финансирования выплат, Apple взяла $99 млрд в долг. Видение Сакконаги сбылось.

Что Google сделал за тот же период? Google, как и Apple, делает много денег. С 2013 по март 2017 года операционный денежный поток составил $114 млрд Сколько компания распределила среди акционеров? В отличие от 72-процентных выплат Apple, Google распределяет только 6 процентов между акционерами.

Пути, выбранные Apple и Google демонстрируют два различных варианта ответа на один из важнейших вопросов капитализма сегодня: что должны делать публичные компании со всеми теми деньгами, которые они зарабатывают? Даже с учетом того, что корпорации получают огромную прибыль, всегда имеется недостаток возможностей для прибыльных вложений и роста, увеличивающих приток денег. Этот дисбаланс привел к скоплению 2 трлн. долл. на корпоративных балансовых отчетах. Поскольку компании продолжают получать больше прибыли, чем им нужно для собственного развития, возникает вопрос: Кто будет решать, что нужно делать со всеми этими доходами — менеджеры или инвесторы? В Google, где господствуют основатели и руководители, изолированные своей системой управления, ответ первый. В Apple, где груз ответственности лежит на инвесторах, в виду отсутствия одного крупного управляющего-акционера, ответ последний. (Стоит прояснить, что хотя и прежние усилия Apple по подавлению беспокойств инвесторов перестали быть логичными, компания по прежнему может позволить себе тратить значительные средства на исследования и разработки.)

Почему каждая из компаний придерживается того подхода, которого они придерживаются? Эти две стратегии отражают различные реакции на проблему, ставшую центральной для современного капитализма, разделения собственности и контроля.

Одним словом, владельцы не являются управленцами, как прежде, когда предприятия были меньшего масштаба.

И когда владельцам приходится привлекать сторонних руководителей, это приводит к тому, что экономисты называют проблемой агента-приципала, которая относится к проблемам, возникающим, когда один человек, группа или компания — «агент» могут принимать решения, которые существенно влияют на другого, — «принципала».

Доминирование инвесторов, как в Apple, — хороший способ справиться с одной проблемой агента-принципала: владельцы компаний заставляют менеджеров поступать правильно. Вместо того, чтобы тратить деньги на неудачные продукты (вы помните Google Plus?) или любимые проекты менеджеров, Apple сталкивается с дисциплинирующей силой крупных инвесторов. И, если у индивидуальных акционеров возникнут с этим проблемы, то крупные инвесторы могут без промедления провести проверку менеджеров, которые в работе могут преследовать цели, обогащающие их самих, и производить расточительные слияния, выплачивать чрезмерные компенсации или огромные премии. И, в конце концов, прибыль компании теоретически принадлежит инвесторам, поэтому почему бы им и не решать как ее использовать.

Сторонники модели менеджеров, воплощенной в Google, тревожатся о другой проблеме агента-принципала. Вместо того, чтобы заботиться о том, что менеджеры игнорируют инвесторов, они встревожены тем, что инвесторы не будут обслуживать людей, которые выиграют от долгосрочного успеха компании. Эти профессиональные инвесторы являются как принципалами для руководителей, так и и агентами для многих других акционеров. Хедж-фонды, оказавшие давление на Apple, являются страшными краткосрочными инвесторами, которые заинтересованы только в быстром выигрыше и не обслуживают долгосрочных бенефециаров, таких как пенсионные фонды, которые выделяют им капитал в первую очередь. Как инвесторы хедж-фондов нетерпеливы, они своим сокращением временных рамок разрушают экономику.

Кто прав? Чье проблема агента-принципала наиболее неприятна? Цена на фондовом рынке — один, хоть и несовершенный способ ответа на данный вопрос — и по этому показателю еще с первых разработок Google значительно опережал Apple. Но ситуация поменялась в прошлом году.

Что еще более важно, это то, как эти стратегии влияют на жизнь обычных людей? Капиталистическая система стремится к эффективному распределению капитала, и работники в самом деле имеют больше шансов увидеть рост заработной платы, если деньги используются максимально продуктивно. Так, в некоторой степени, уровень их жизни зависит от того, кто решает, куда и как инвестировать доходы. Когда менеджеры перераспределяют прибыль, это перераспределение приносит пользу от возможностей и знаний, которые компании построили за десятилетия, но которые страдают от возможных слабых стимулов менеджеров. Однако, когда распределители — инвесторы, масштаб перераспределения может быть более широким, что теоретически приводит к увеличению инноваций; В то же время, эти инвесторы не обладают существующими организационными возможностями, и они могут сами страдать от своих же кратких временных горизонтов.

Так, даже если учитывать диспропорции в распределении богатства, возникающих в связи с проблемами рабочей силы и капитала — и, безусловно, есть много стратегий для преодоления этой диспропорции, обеспечение разделения ответственности между менеджерами и инвесторами в распределении прибыли критически важно для максимального расширения “экономического пирога”.

Итак, какая модель капитализма победит? Доминирующей моделью корпоративного финансирования за последнее десятилетие была модель Apple. Компании распределяли наличные деньги посредством выкупа акций и заимствовали деньги для финансирования этих распределений быстрыми темпами. Когда американские гиганты вроде Deere, IBM, Amgen и 3M уступают свои полномочия инвесторам, это просто похоже на медленный выкуп заемных средств.

Значение этих двух моделей может вскоре резко обостриться. Существует реальная возможность того, что налоговая реформа федерального уровня откроет оффшорные наличные деньги, которые накопили корпорации, и последующий поток денег должен быть перераспределен в экономике — где-нибудь, тем или иным образом.