Гринвудское кладбище в Нью-Йорке

Были времена, когда Гринвудское кладбище посещало больше туристов, чем Ниагарский водопад (500,000 в год). Оно и понятно: приятно гулять по парку в английском стиле, разбитом на холмах среди озер. Тут много деревьев (я нашла огромное дерево магнолии, крупнее мне пока не встречалось), есть небольшая пасека и можно наблюдать круглый год за птицами (тут живут зеленые попугаи-монахи!). Повсюду видишь надгробные плиты, парковые скульптуры и фамильные склепы, но от этого совсем нет давящей атмосферы. Наверное, потому что нет оградок и фотографий на плитах, выбраны красивые шрифты и в целом царит минимализм — на плитах часто нет имен и кратких биографий, есть лишь одно слово, например, Father.

В 1860-х считалось престижным быть похороненным на Гринвудском кладбище (в «Нью-Йорк Таймс» писали: «Амбиции нью-йоркца — жить на Пятой авеню, дышать воздухом в Центральном парке и покоиться с праотцами в Грин-Вуде»), так что здесь можно найти много известных фамилий вельмож, культурных деятелей и мафиози.

Кладбище стало излюбленным местом для прогулок и пикников среди горожан и это вдохновило на проектирование Центрального парка на Манхеттене, а потом и Проспект парка в Бруклине.

Грин-Вуд находится на Бэттл-Хилл, самой высокой точке Бруклина, обеспечивающей прекрасные виды на залив и Манхэттен. За красивыми видами и для атмосферной прогулки я еще советую поехать на кладбище Calvary в Квинсе. На посещение стоит выделить один день, если гулять и хотя бы полдня, если кататься на машине.

На Гринвудском кладбище похоронены многие известные люди — например, изобретатель азбуки Самуэль Морзе, дизайнер Луис Тиффани, производители фортепиано Уильям и Генри Стейнвеи. Мне же было интересно найти могилу художника Жана-Мишель Баскиата. Видно, что люди, которые приходят сюда, хотят что-то оставить на память, поэтому на его надгробном камне всегда много всякой всячины: зажигалки, монеты из разных стран, кисточки, карандаши и конфеты…

На территории есть часовня и старинная арка главного входа, выполненные в неоготическом стиле, но также есть несколько ультрасовременных зданий, которые служат мемориалами, хранилищами урн с прахом. Там же есть и комнаты, где проводят поминальные вечера.

Кстати, один из трендов похоронного бизнеса — 3Д печать урн для праха. В США есть как минимум одна компания, которая изготавливает кастомные урны для мужчин, женщин, детей и домашних животных. Так уж вышло, что я видела их достаточно много до этого, но самую интересную урну я видела как раз вчера на Гринвудском кладбище — она напечатана из пластика в виде фотоаппарата Canon EOS 6D. И как легко можно догадаться, там покоится прах фотографа. Как сейчас принято говорить, инстаграм-фотографа. Ему было 25 лет и он погиб в нью-йоркской подземке, когда вышел из вагона и начал карабкаться вверх по перекрытиям (что, конечно же, запрещено), но сорвался и умер в тоннеле. Он снимал действительно потрясающие фотографии (нам странно сейчас смотреть кадры, снятые в то же время в той же локации, где мы смотрели манхеттенхендж, или кадры, снятые во время снегопада Jonas в прошлом году…)

В теплые сезоны на гринвудском кладбище проводят множество развлекательных (!) мероприятий. В прошлом году тут были иммерсионные театральные представления (это когда вы ходите за актерами и даже вовлекаетесь в разные активности, как бы играя роль в пьесе, что, конечно, намного интереснее двухчасового “сидения” в театре). Но даже и без всяких представлений, отсюда выходишь полон мыслей и впечатлений. Полон чем-то новым и другим.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.