ФНС обновила черный список офшоров

Как это повлияет на инвесторов

С 1 января 2018 года ФНС исключает Британские Виргинские острова (BVI) и Южную Корею из черного списка офшоров. Это означает, что с нового года местные власти готовы предоставлять информацию о владельцах местных компаний по запросам ФНС России.

Списки офшоров

Полный список офшоров утверждается Банком России. Он действует с 2003 года и включает в себя территории, предоставляющие льготный налоговый режим или не раскрывающие информацию при проведении финансовых операций.

Страны в списке разделены на три группы в зависимости от действующего законодательства и готовности властей к обмену информацией.

Первая группа — государства с законодательством, отвечающим международным стандартам, и высоким уровнем финансового контроля. ЦБ не предъявляет специальных требований к банкам, работающим с резидентами таких стран.

При работе с резидентами второй и третьей группы российские банки обязаны создавать значительные резервы и предоставлять доказательства добросовестности контрагента.

Классификация офшоров, утвержденная Банком России. Британские Виргинские острова во второй группе:

Карта офшоров ЦБ

Часть из данных государств входит в черный список ФНС — публикуемый с 2015 года перечень территорий, власти которых не предоставляют информацию о владельцах офшорных компаний по запросу налогового ведомства. BVI и Южная Корея были исключены именно из этого перечня.

#справка С 1 января следующего года в перечне останется 126 стран и территорий. В первом варианте списка их было 134, а в 2016 году — 128:

  • были исключены Аруба, Бермуды, Гонконг, Грузия, Маврикий, Острова Кайман, Эстония
  • была включена Южная Корея.

С 1 января следующего года в перечне останется 126 пунктов.

Подробности и список на 2018 год можно посмотреть здесь.

Причины исключения BVI

Южная Корея находилась в черном списке ФНС год, тогда как Британские Виргинские острова — с его первой публикации. Поводом для их исключения стало повышение прозрачности бизнеса. Власти BVI предприняли для этого ряд мер, ключевая из которых — запуск централизованного реестра собственников бизнеса в июле 2017 года.

В данный реестр — Систему безопасного поиска бенефициарного владения (Beneficial Ownership Secure Search System, BOSS) — заносятся данные всех зарегистрированных на островах бизнес-структур. К ним относятся имя, дата рождения и гражданство владельца.

Сама система не является публичной, но власти BVI располагают автоматическим доступом к ней. Из нее же будет предоставляться информация по запросам России.

#справка Согласно российскому законодательству, бенефициарным владельцем считается физическое лицо, которое владеет или контролирует более 25% капитала компании.

Создание государственных баз данных о бенефициарах предусмотрено 4-й директивой ЕС против отмывания денег (AMLD4) 2015 года, однако BVI стали первым офшором, реализовавшим ее. В таких базах должна содержаться информация о реальном владельце компании, даже если он контролирует ее через цепочку офшорных фирм. В этом отличие баз данных бенефициаров от таких реестров, как СПАРК или ЕГРЮЛ, где раскрываются номинальные владельцы.

Что изменится

Для ФНС

После исключения BVI из российского черного списка офшоров налоговые ведомства смогут обмениваться информацией о реальных владельцах компаний. Обмен будет проходить на основании Конвенции о взаимной административной помощи по налоговым делам.

Власти BVI подписали эту конвенцию в 2016 году. В 2017 обмен происходил в тестовом режиме, а с 2018 станет регулярным.

Представители ФНС:

“В следующем году мы рассчитываем уже на регулярный обмен информацией с налоговыми органами BVI. Мы ожидаем, что будем получать от властей BVI содержательные ответы на наши запросы и в разумные сроки (три-четыре месяца). Это существенно быстрее, чем по имевшимся ранее каналам.”

#справка Налоговые органы могут запросить информацию через Интерпол — так поступают в случае с черным списком. Однако организация имеет право отказать в запросе. Также в Интерпол ФНС обращается не напрямую, а через МВД, что усложняет процедуру. В результате ответа приходится ждать примерно год.

Для инвесторов

Смена статуса. Владельцам компаний, зарегистрированных в офшоре необходимо применять правила, которые предусмотрены Налоговым кодексом для контролируемых иностранных компаний (КИК). Владельцы зарубежных КИК должны включать результаты от деятельности этих компаний в финансовую отчетность, подаваемую в России, и платить с этих доходов налоги в российский бюджет.

Соответственно, исключение офшора из черного списка благоприятно для зарегистрированных в нем компаний. Их деятельность не будет рассматриваться как контролируемая и не будет облагаться в России налогами.

Налоговая оптимизация. Одновременно у владельцев подобных компаний уменьшаются возможности налоговой оптимизации. Это касается компаний, которые ведут бизнес в России без постановки на налоговый учет или бенефициары которых используют ее для перечисления средств в офшор из черного списка.

Зная реальных владельцев компаний из офшоров, предоставляющих информацию, ФНС сможет выявить их аффилированность с действующими в России, что повлечет доначисление налогов.

Последствия

Партнер, адвокат Адвокатского Бюро “BGMP” Евгения Пешкова:

“BVI одна из самых распространенных юрисдикций, в том числе для инвесторов в ICO проекты. Понятное английское право, нет налога на прибыль и невысокие затраты на сопровождение сделок.
Исключение BVI из черного списка ФНС и возможность раскрытия структуры собственности значительно увеличивает налоговые риски для бенефициаров. Впереди нас ждут интересные крупные судебные процессы.”

Ряд компаний может поменять юрисдикцию. Сергей Нестеренко:

“Риск раскрытия структуры собственности для бенефициаров, зарегистрированных на BVI, теперь существенно возрастет. Следовательно, возрастает и риск предъявления им налоговых претензий, если компании на BVI использовались для неправомерной оптимизации налогообложения.”

#справка Компании, которые стремятся максимально снизить риск раскрытия структуры собственника, уже сейчас выбирают, например, Багамы или американские особые территории — Пуэрто-Рико и Американские Виргинские острова.

Эти офшоры не подписали упоминавшуюся Конвенцию, поэтому прямой обмен информацией с ними невозможен. Они также не входят в Британское Содружество наций, участники которого практически всегда представляют информацию по запросу английских судов.

Однако эксперты считают, что массового оттока бизнеса с BVI не последует. Сергей Панушко:

“Власти островов всегда учитывали рекомендации ФАТФ и ОЭСР, а банки охотно работают с юрисдикциями, следующими в разумном русле международных тенденций. Кроме того, на BVI зарегистрировано несколько сот тысяч компаний и оперативно предоставить информацию по всем компаниям ​власти этой юрисдикции просто физически не смогут.”

Более того, смена юрисдикции может помочь инвесторам, желающим остаться неизвестными, лишь на время. Ведущий юрисконсульт “КСК групп” Станислав Ляпцев:

“Практика все равно будет развиваться в сторону раскрытия иностранных транзитных компаний и нахождения фактического бенефициарного собственника, этому способствует и соответствующая директива ЕС.”

Originally published at Блог DTI.