Система, несущая войну

«Многие читатели будут биться в ужасе. Это анархия, скажут они. Они будут правы, но анархия не значит то, что, по их мнению, она значит. Многие считают ее синонимом слова хаос…. Но это не то, что у нас на уме. Анархия — это точная противоположность хаосу. Либертарианские анархисты утверждают, что свободный рынок — это лучший путь к мирному и процветающему порядку» — Лю Роквелл.

Это первая статья из цикла «Against the State». Александр Макаров приглашает читателей RLN.today в увлекательное путешествие по страницам одноимённой книги Лю Роквелла — одного из самых авторитетных австрийских мыслителей последнего поколения. В далёком 1982 году, вместе с небезызвестным Мюрреем Ротбардом и Бёртоном Блумертом, Лю основал Mises Institute. Институт Мизеса стал альтернативой другому детищу Ротбарда — Институту Катона, в связи конфликтом между последним и структурами Братьев Кох, которые занимались финансированием Cato Institute. Ближе к концу своей жизни Мюррей Ротбард осознал, что главным союзником для либертарианцев в политической борьбе должны стать палеоконсерваторы. За три года до своей смерти Ротбард публикует статью «Правый популизм», выдержки из которой мы недавно переводили. После смерти Ротбарда эстафета его дела перешла к Лю Роквеллу. Убеждённый анархо-капиталист, Лю называет себя палеолибертарианцем, что означает совмещение консервативных культурных традиций с либертарианским неприятием этатизма и патернализма. Вероятно, для русскоязычного читателя все эти названия покажутся чем-то суррогатным и искусственным, однако сегодня, когда политические убеждения многих наших соотечественников застряли в архаичной дихотомии правый/левый, этот вопрос становится ещё более актуальным. Жизнеспособно ли общество, где государство полностью заменили социальные власти? Ответ на этот вопрос Лю Роквелл попытался дать в неизданной на русском языке книге «Against the State». Посмотрим, что у него получилось.


Вместо тысячи слов

Вступление к книге Лю Роквелл озаглавил достаточно лаконично: «Почему я — анархо-капиталист?»

Чтобы ответить на этот вопрос, автор представляет читателю серию тезисов, описывающих проблемы, которые анархо-капитализм призван решить:

  • Государство — это монополия, которая манипулирует ценами в обход рынка, что препятствует его правильному функционированию и вредит честному ценообразованию
  • «Государство не может работать как бизнес» — писал Мизес, и причина заключается в том, что при попытке настроить его на получение прибыли, оно сталкивается с теми же проблемами, что и социалистическая плановая экономика
  • Государство получает доход за счёт агрессии против мирных индивидов
  • Государственная система образования — монополия, призванная легитимизировать власть государства
  • Система с детства учит людей петь ей хвалебные гимны и почитать флаги, настаивая на том, что противостоять ей — отклонение от нормы

Это не весь список,однако его можно продолжать бесконечно, пишет Роквелл.

В отличии от минархистов, желающих объяснять людям все проблемы и нюансы системы, анархо-капиталисты базируют свои изыскания на основе всего двух главных тезисов:

  • Неприкосновенности частной собственности
  • Неприкосновенности жизни и здоровья неповинного ни в чем индивида.
Что отличает минархиста от анархо-капиталиста? Шесть месяцев, за которые он прозреет, — шутит Роквелл.

Если вам близки принципы последовательности и правосудия, вы не приемлете паразитизм и монополии, то начинайте чтение и, посмотрим, куда заведуют вас эти идеи.

Лю собственной персоной

Система, несущая войну

В первой главе, которая называется The War System, автор проводит экскурс в американскую историю и подвергает сомнению столь популярную доктрину, которая была описана ещё Сунь-Цзы, и гласила, что:

Если война неизбежна, то атаковать первым — необходимость.

Сквозь главу лейтмотивом протекают две мысли:

  1. Американская внешняя политика направлена на то, чтобы насаждать волю своих правящих элит по всему миру.
  2. Войны, которые ведёт Америка — не имеют смысла и преследуют цель из пункта один.

Единственно, когда война, по мнению автора и небезызвестного Мюррея Ротбарда, может иметь смысл — это исключительно те случаи, когда вы являетесь прямым объектом атаки. Только тогда, пишет Роквелл, ведение войны может быть оправданно, хотя , «с точки зрения морали, оправданной не может быть ни одна война».

Читателям данной статьи, полагаю, будут знакомы многие из примеров, предоставленных в качестве доказательств, так что мы не будем останавливаться на них слишком подробно.

Ирак

В 2003 году, до ввода войск, американские неоконсерваторыУильям Кристол и Лоуренс Каплан выпустили книгу под названием «Война против Ирака», в которой, по мнению Роквелла, раскрыли свои будущие планы военного вторжения. Их позиция проста: Америка должна распространять демократию и доминировать в мире, а ключевым местом для демократизации является Ближний Восток, ни один из режимов которого не является демократическим в достаточной степени. Свержение таких режимов является вопросом выживания.

И Ирак должен быть первым. В идеале все должно было выглядеть так — Америка вводит войска, которые встречает радостный народ Ирака, свергают Саддама, несут демократию молодой стране и продолжают упреждающую войну против недемократических режимов Ближнего Востока. Достаточно просто, не правда ли?

Опустив детали, демократизация принесла колоссальные убытки бюджету США, унесла жизни сотен тысяч иракцев (приводится приблизительное число в 1 миллион 200 тысяч: сюда входят как жертвы войны, так и приблизительные жертвы десяти лет санкционной политики против Ирака), но так и не смогла создать более-менее стабильную систему управления страны.

Они просто заменили местного диктатора на зарубежного.

Местный — это вольный перевод слова homegrown, которое Лю использует в оригинале. Автор делит тиранию на два типа. Например,Саддам — был диктатором, взращённым местной общественной культурой и менталитетом, он был представителем tyrannus in regimine или homegrown despot, то есть пришёл к власти более или менее легитимно. Второй тип — tyrannus in titulla — диктатор, пришедший к власти в результате открытой борьбы за власть или узурпации. Среди этих двух типов большей легитимностью обладает первый, второй же будет испытывать отторжение среды.

Так же отмечу две очень интересные аналогии. Роквелл сравнивает план Буша по модернизации Ирака с электрификацией Украины, которую провёл Сталин, а также с социалистическим центральным планированием.

Так, он приводит цитату Мизеса 1920 года о будущих проблемах, с которыми столкнётся Советский Союз в результате центрального управления экономикой, и сравнивает их с тем, что происходило в Ираке после и во время модернизации:

Будут существовать сотни и тысячи действующих предприятий, но лишь немногие из них окажутся способны выпускать готовые изделия. В большинстве своём, это будут блага, необходимые для дальнейшего производственного процесса, а также комплектующие товары. Всё будет взаимосвязано: изделие будет проходить через целую серию этапов, прежде чем окажется готовым к использованию. И на протяжении всего этого длительного производственного процесса у Администрации не будет каких-либо механизмов проверки, верно ли распределяются производственные блага. У них не будет никакой возможности определить рационально ли, с точки зрения времени, используется полученное благо в столь важном производстве, или же труд и материал расходуются впустую.

Неудача в Ираке слегка уменьшила амбиции неоконсервативного лобби.

Афганистан

Это более ранний пример войны, которую можно было бы избежать, поскольку вторжение в него было произведено при полном игнорировании международного права и, так же как и в случае с Ираком, по весьма абстрактным причинам, таким как предположение о наличии ядерного оружия.

Американские войска в Афганистане

Ирак и Афганистан послужили плохим уроком, однако президент Обама упорно продолжал ту же политическую линию.

Иран

Воздействовать на Иран предполагалось с помощью санкций, которые продолжаются по сей день. Роквелл цитирует Рона Пола, высказавшегося на данную тему. Если кратко, то доводы Пола просты:

  • Санкции бьют по мирному населению страны-объекта куда сильнее, чем по самому режиму.
  • Санкции нарушают закономерные процессы рынка, ограничивая торговлю и внутри США: так, если фирма BMW будет совершать сделки в Иране, то их торговля на территории США окажется под вопросом, что скажется на американских сотрудниках.
  • Санкции не упраздняют войны, они им предшествуют.

Ливия

Следующий пример — помощь в свержении Каддафи. Здесь мы наблюдаем те же симптомы. Муаммар Каддафи, наученный уроком своих предшественников, успел заявить о сворачивании своей ядерной программы и желании помочь в борьбе с терроризмом, однако этого было недостаточно.

Что было до?

Но оторвёмся от примеров современной истории и обратимся к более ранним временам.

28 президент США — Вудро Вильсон

В своё время, заграничную политику США раз и навсегда изменил Вудро Вильсон. Он провозгласил нейтралитет, что не помешало ему вступить в первую мировую, не забывая при этом, наращивать влияние страны и постепенно отодвигать Британию с места мирового гегемона. Вудро Вильсон провозгласил один из главных идеологических постулатов американской внешней политики, который гласит, что у США есть миссия — нести демократию остальному Миру. Как мы можем видеть, он этот постулат работает и по сей день.

Но не стоит забывать, что американцам не чужды и завоевательные операции: война 1812 года была мотивирована вполне прямолинейным желанием завоевать территорию Канады и Мексики.

Гражданская война в США

Сходную с современной логику мы сможем найти и в более ранних событиях. Достаточно видным примером является Гражданская война Севера и Юга, которую Линкольн начал ради самого обыкновенного, свойственного всем людям, экономического успеха, которому могли бы помешать независимые южные конкуренты.

Война Севера и Юга

Важным предвестником грядущей гражданской войны можно определить планомерное увеличение импортных пошлин в угоду Севера.

В то время доходы правительства соединенных штатов зависели от системы пошлин, что привело к тому, что сельскохозяйственный Юг оказался в неблагоприятных условиях, поскольку ему пришлось платить непомерно высокие цены за импорт товаров. При помощи пошлин богатства перераспределялись с Юга на Север.

Кульминацией описанного выше процесса стал так называемый «Тариф Моррила», взвинтивший пошлины на импорт до заоблачных (по американским меркам) высот.

Имя Джастина Моррилла прочно ассоциируется с эпохой американского протекционизма

Назад в будущее

Была ли необходимость ввязываться в холодную войну и Вторую Мировую?

По мнению Мюррея Ротбарда — нет

Начнем со Второй Мировой. Автор приводит в пример позицию Ротбарда, который предполагает, что Гитлер не имел желания начинать военный поход против всего мира, тогда как историческая действительность является в каком-то смысле суммой дипломатических провокаций.

В том случае, если подобные цели он всё же имел, Роквелл ссылается на позицию либертарианца Гарета Гарретта, который писал, что географическое положение Америки и её экономическая мощь даёт стратегическое преимущество против любого агрессора, в связи с чем необходимо занимать позицию «пристального ожидания».

Как мы помним, причиной для вступления США в войну было нападение Японии на Перл Харбор. Но всё ли было так просто?Наложенные на Японию санкции Рузвельта больно ударили по их экономике, тем самым и спровоцировав нападение. Многие историки называют это событие «чёрным ходом, ведущим на войну».

Нападение на Перл Харбор обросло многими историческими мифами

Имелись ли шансы на то, что Советский Союз нападет на Америку? Да, но ровно такие же как и на нападение марсиан.

Советский Союз осознавал патовость ситуации и взывал к миру, ведь никто не хочет быть уничтожен ядерным оружием, однако это было неприемлемо для американских элит.

Локальные итоги

В качестве итога «War System» можно сделать вывод, что Роквелл предлагает США перестать излишне демонизировать «плохих парней» и умерить свои «демократические», «вилсонианские» амбиции, будь то регулярно подвергающаяся нападкам Северная Корея или же авторитарные государства арабского мира.

С другой стороны, необходимо скорейшим образом возвращать нормы действующего международного права, потому что на данный момент очевидно, что США занимается их планомерным игнорированием, пользуясь положением мирового гегемона.

Политики умело пользуются страхом людей перед Войной, всё сильнее проникая под этим предлогом в их жизнь. Подобную политику Лю Роквелл считает однозначно не приемлемой.

Лю Роквелл плотно сотрудничал с Роном Полом, во время президентской компании Рона в 2008 году